Вообще-то я рыжая, ярко-рыжая. И обнаружить, что в моих волосах огромное количество серых нитей, которые даже уже и не закрашиваются, а предательски вылезают вовне, было обидно.
А тут и «все прогрессивное человечество» стало приветствовать седину, как она есть.

И я полезла смотреть фото женщин, позволивших себе быть седыми.

зависла. И смотрела, и любовалась.

Вот неважно - есть пластика/нет пластики, неважно, как одеты, чем занимаются, про что живут.

Важно, что в глазах этих женщин - целый мир. Вся история их жизни, их любовей, всего того, что ими было прожито и пережито.

Одна из уважаемых мной расстановщиков рассказывала, как она пристала к переводчикам, чтоб яснее разобраться, что именно говорят "большие расстановщики-немцы", когда говорят "Мама, я возвращаю тебе ...".

Они возвращают Достоинство. То достоинство, которое является результатом её опыта, суммы всей той жизни, что прожила мама, когда оказывалась в сложных ситуациях, невыносимых, быть может, отношениях, когда принимала столь непростые решения и несла все последствия их.

Седые женщины на фото полны Достоинства. Им нравится их жизнь. Они ее приняли. Они ею горды. За их спиной - большие, непростые, и наверняка, трудные годы. Они красивы этим флером прожитого, болью и счастьем, и с честью несут отголоски случившегося и неслучившегося в их судьбе. Такие разные, такие прекрасные. Полные признания собственной силы.

Когда мы делали упражнение: "Мама, я возвращаю тебе..." (все то, что по глупости, неразумию, из большой любви взяла и несу, я возвращаю тебе то, что принадлежит тебе: твое достоинство, которое есть результат твоей жизни) - на месте заместителя мамы очень чувствовалось, как наполняется тело, распрямляется спина, как начинают светиться глаза и становится ЧЕМ поддерживать дочь. "Я смогла прожить свою жизнь. Я знаю, как это. И ты проживи свою. С любовью."

На месте дочери при этом становилось настолько легче в теле, светлее, и "трезвее" в голове, что казалось даже смешным:" Как это я решила, что я умнее/сильнее/лучше и "спасу" маму, если пожалею ее и возьму часть ее динамик на себя".

Хорошая метафора: "Если дочка перебирает мамины драгоценности, и просит поносить, какая мама откажет? На! - не надолго. А мы забываем отдать, заигрываемся. И носим чужие бусы. И нам они чересчур тяжелы, шею давят. А маме - впору. Ей не тяжело. Ее они красят. Пора вернуть."

Эти женщины - прекрасны со своими историями жизни.

Наши мамы прекрасны со своими судьбами.

Мы взращиваем уже теперь свое достоинство своей жизнью, своими ежедневными выборами.

А я - может быть впервые, задумалась о том, как бы сделать "монтаж" (помните, в фильме "Человек с бульвара капуцинов" - "Джонни, сделай мне монтаж") - чтоб не перехаживать этот длинный период, когда будет вылезать рыжая краска, которой я маскирую седину, а сразу - раз, и в дамки (зачеркнуто) в дамы.

Или и это тоже часть обретения достоинства? ))

Пока я, кажется, все еще слишком люблю свою рыжесть. Похожу еще так) Но уже задумалась.

Боже, дай мне однажды смелости и достоинства принять свою жизнь и свой возраст без всяких оговорок, не вестись на бесконечные "Как так бабушка? Вы прекрасно выглядите, никогда бы не подумала!" Ведусь) Тщеславлюсь.

Я - бабушка дважды, старшей внучке уже 19й год, внук, и это большая и важная часть моей жизни. Весь мой опыт, все мои, такие разные истории - моя ценность, самоценность, и это то, благодаря чему я могу стоять у вас за спиной хорошей такой Силой. И поддержкой. И любить вас, ясно и трезво, мои дети, внуки, а даст Бог, придет время - и правнуки, в самых разных проявлениях. И вас, мои клиенты. Возможно, вы приходите ко мне и за этим тоже.

Я все же думаю, что однажды я решусь.

2018 год
Уже решилась.
Оказалось совсем не страшно, а легко